Рождение пророссийской Грузии

Из бывших врагов имперской России в Грузии все четче оформляется «пророссийская партия». Чтобы помочь ей, Москва готова на смелые эксперименты.

Впервые за 20 последних лет, что Грузия боролась за независимость от России, у нас появились по- настоящему пророссийские политики. Как не парадоксально, их появлению способствовала война августа 2008 года. Причём, в большинстве своём, они — бывшие борцы за независимость и ушедшие в более или менее добровольную отставку соратники президента Саакашвили. Некоторым из них Москва обещает реальную помощь в решении болезненных для Грузии проблем.

Бывший премьер-министр Грузии, Зураб Ногаидели, который до своей «добровольно-принудительной отставки» в ноябре 2007 года (во время массовых акций протеста, вызванных во многом его жёсткой социальной политикой) считался ближайшим соратником президента Саакашвили, вновь собирается в Москву.

Седьмой по счёту визит экс-премьера в столицу России состоится 7-го мая — через день после акции протеста в центре Тбилиси. В четверг оппозиция решила провести масштабную манифестацию в ответ на решение властей объявить 6 мая — день святого Георгия — профессиональным праздником, «днём полиции». Это при том, что именно 6-го мая 2009 года полиция применила силу против демонстрантов, собравшихся у столичного управления МВД. Кроме того, именно 6-го мая 2004 года грузинским революционерам (в число которых тогда входил и Ногаидели) удалось изгнать из Аджарии многолетнего правителя автономной республики, друга Москвы, Аслана Абашидзе.

Судя по всему, в Москве учитывают символическое значение этой даты и пытаются наполнить ее новым смыслом, сделав ее еще и датой российско-грузинского диалога. Хотя бы на уровне российских властей и грузинской оппозиции.

Причём, в этом процессе Москва готова идти максимально далеко: премьер-министр России Владимир Путин в ходе встречи с Зурабом Ногаидели уже обсуждал возможность возобновления прямого авиационного сообщения (прерванного в 2006 году после истории с арестом российских офицеров по обвинению в шпионаже) и даже возвращения на российский рынок грузинской сельхозпродукции, вина и Боржоми. После встречи с Путиным экс-премьер Грузии заявил, что окончательному решению проблемы прямых авиарейсов мешает нежелание грузинских властей «поступиться принципами» и первыми обратиться к соответствующим службам России с такой просьбой.

Оправдания грузинских министров — «Мы ничего не запрещали, и нам нечего у них просить» — для Ногаидели не аргумент. Вместе с тем, примечательно, что он ничего не говорит о второй теме — возвращении сельхозпродукции,- поскольку в Москве этот вопрос увязывают с согласием Грузии на вступление России в ВТО. Понятно, что если бывший премьер будет слишком упорно поднимать эту тему, в Грузии ему обязательно напомнят: в свое время именно Зураб Ногаидели был категорически против вступления России во Всемирную торговую организацию, «до тех пор, пока Москва не закроет свои границы с Абхазией и Южной Осетией», и даже отозвал подпись Грузии под протоколом о завершении переговоров с РФ на эту тему. Однако с тех пор много воды утекло и в Куре, и в Москве-реке, и у новоявленного пророссийского политика уже иные приоритеты.

Один из них — возвращение грузинских беженцев в Абхазию и Южную Осетию. Точнее, в Кодорское ущелье Абхазии и Лениногорский район Южной Осетии, то есть в регионы, которые до 08.08.08 контролировались Тбилиси.

Именно оттуда в результате пятидневной войны во внутренние районы Грузии потянулся новый поток беженцев. По официальным данным, их около 35 000, и возвращение «новых беженцев» (прибавившихся к «старым», число которых переваливает за 250 000) может стать очень серьезным ресурсом для любого грузинского политика и даже оппозиционного движения в целом.

Представим себе, что в Тбилиси состоялся многотысячный митинг с требованием отставки президента, а на другой день один из организаторов манифестации договаривается в Москве о возвращении грузинских беженцев. Тем самым Москва не только повышает рейтинг конкретного пророссийского политика, но и помогает всему движению «антимишистов», как в последнее время называют противников Михаила Саакашвили.

Все это абсолютно новые веяния в грузинской политике. В конце 1980-х годов многие нынешние соратники Зураба Ногаидели (например, Коба Давиташвили и Звиад Дзидзигури, недавно также побывавшие в Москве), понимали упомянутое развитие Грузии как освобождение именно от России, а не от коммунистического режима или СССР, который они называли не иначе, как «модернизированной российской империей».