Политолог: Украина сидит на двух стульях

Киев сотрудничает с НАТО, недоволен газовыми ценами, нарочито жестоко разгоняет акции крымских казаков. Украинский журнал «Корреспондент» вопрошает: «Почему отношения Киева и Москвы охладились до абсолютного нуля?» О справедливости подобной постановки вопроса говорит политолог, гендиректор Центра политической конъюнктуры Сергей МИХЕЕВ.

Нет, российско-украинские отношения сильно не охладились. Не надо забывать, что мы за короткий период времени подписали довольно много очень важных соглашений. Причём таких, которые мы с прежними украинскими властями в принципе подписать не могли. Эти темы вообще даже не могли обсуждаться раньше с украинской стороны. Я имею в виду, например, Харьковские соглашения по флоту и по газу.

Но есть совершенно однозначное тактическое «охлаждение», связанное с отказом Украины присоединиться к Таможенному союзу. Для нас такое решение формально непонятно, так как этот союз действительно принёс бы реальные выгоды экономике Украины. В год по несколько миллиардов долларов.

Но вопреки рациональным доводам, вопреки очевидной пользе для своей экономики Украина отказалась от нашего предложения. Такое решение было, видимо, мотивировано политически теми обязательствами, которое нынешнее украинское руководство имеет перед Западом.

Украина старается сидеть на двух стульях. Или, как говорится, «двух маток сосать» — что-то имея и от России, и от Евросоюза. В постоянных поисках своего меркантильного интереса.

Говоря об интересе, я имею в виду интерес Украины не как государства, не её экономики, а интерес её элитных групп, контролирующих ситуацию в стране.

С распада СССР и до сих пор на Украине — власть олигархата. Власть нескольких конкурирующих олигархических групп. И не более того. Даже не власть каких-то политических проектов. Это власть олигархов, которые приравняли свои частные интересы к интересам государственным.

Для них сам факт дистанцирования от России является товаром, который они продают на Запад.

А нам продают другой товар, за который хотят иметь преференции по газу, по нефти, ещё по чему-то. Этот товар можно назвать «дружба народов»: «Мы же не чужие, надо это учитывать. И через нас идёт газ…»

То есть, это позиция классического лимитрофного государства, которое играет на противоречиях между двумя большими силами, между которыми оно зажато. Украина как государство существует только благодаря некоему консенсусу между Россией и Западом.

У России сейчас не хватает сил и политической воли для того, чтобы более жёстко и определённо влиять на Украину, — и у Запада нет ресурсов и политической воли, чтобы её интегрировать, но они не хотят и отпускать её на Восток.

И благодаря вот этому зыбкому консенсусу, собственно говоря, Украина и существует. Потому что её внутреннее содержание весьма сомнительно.

Ещё раз повторю — по сути, речь идёт о власти олигархических групп. Для которых как такового национального интереса вообще не существует. Есть сиюминутный тактический интерес этих конкретных групп.

А в политическом плане мотивация ориентации на Запад простая — участие в большом стратегическом проекте с Россией им неинтересно, заигрывание с Западом кажется им более выгодным. И это вполне типичная для постсоветской Украины политика.

Другое дело, что некоторые рассчитывали на то, что с приходом Януковича эта «типичная» политика как-то изменится. И она действительно немного изменилась.

Но суть её осталась прежней. Это показал случай с Таможенным союзом. Вопреки объективным интересам экономики независимого украинского государства олигархические группы выбирают то, что выгодно им.

Плюс фактор, о котором я говорю постоянно, — крайне низкое качество политических элит на постсоветском пространстве. И к Украине это имеет отношение в первую очередь.

Это слабая способность к стратегическому мышлению, прогнозированию, планированию, полное слияние личных интересов с государственными не в пользу государства. И как итог — низкая способность к ответственному управлению государством. Ответственному распоряжению властью, которая им буквально свалилась на голову с распадом СССР.

Это характерно в целом для современной Украины. Для той, какой мы её сделали, по большому счёту. Такой она стала вследствие той политики, какую вела Россия в 90-х годах. Тогда мы сами сделали всё, чтобы к власти на Украине пришли именно такие люди и именно такая концепция политики была реализована. Эта ситуация может сохраняться ещё достаточно долго. Хотя вообще-то в течение 5-7 — максимум 10 лет нынешние украинские элиты должны смениться.

Как это ни странно прозвучит, но проект «Янукович» можно уже считать законченным. Даже если он сможет избраться на второй срок, он всё равно останется «уходящей натурой». Это люди «замеса» конца 80-х — начала 90-х годов.

«Оранжевые» (в классическом виде 2004 года) уже рассыпались. По большому счёту их больше нет. Возвращения Тимошенко и Ющенко не будет. «Оранжевые» идут по пути «мутации». Одним из её проявлений стал Арсений Яценюк на прошлых выборах президента. Но выступил неудачно.

Что касается «донецких», Януковича, восточно-украинской группы -методы, которыми они пытаются управлять страной, неэффективны. При этом они ещё стараются использовать во внешней политике тактику лавирования тех же «оранжевых» или периода Кучмы и соединить это с некими «полукриминальными прихватами» во внутренней политике. У такой стратегии весьма ограниченные во времени горизонты.

Я уверен: не далее чем через 10 лет остро встанет вопрос о приходе в политику новых сил. Какими они будут и станет ли Россия участвовать в их формировании — вопрос сложный. И какое будет участие других внешних сил — Европы и США?

В начале 90-х нашими естественными союзниками на Украине были коммунисты и вообще левые. Но Ельцин не мог им помогать, потому что хотел войти в историю как «борец с коммунизмом». И тут личные амбиции, личная глупость и дурь возобладали над государственными интересами.

Надо было поддерживать пророссийские силы на Украине — но Ельцин постоянно смотрел на Запад, как тому было выгодно. В итоге мы потеряли десятилетие, даже больше, когда мы имели шансы повлиять на формирование политических элит. И получили то, что получили…