Лукашенко и Лубянка как гей-славяне

Пора остыть и взглянуть на события в Белоруссии спокойно.

Возникает несколько вопросов. Лукашенко всегда демонстрировал завидную прагматичность. Но по итогам 19 декабря он пока в коммерческом проигрыше. Его фирменный стиль, позволяющий пугать и манить то Россию, то Западную Европу и поочередно их доить, дал сбой. Обещанные с Запада три миллиарда долларов зависли – что плохо вписывается в традиционную стратегию. Странно.

Стоило ли терпеливо изображать демократизацию, чтобы потом за одну ночь растерять весь капитал в обмен на сомнительное удовольствие побить и посадить кандидатов в президенты, у которых – если верить тому же Лукашенко – популярность и влиятельность близки к нулю?

Возможны два объяснения. Либо испуг и эмоциональный срыв батьки, для которого оказались невыносимы реальные итоги голосования и сама мысль, что кто-то ему смеет перечить. Либо его аккуратно подставили. Хотя, в сущности, одно другого не исключает.

То, что били стекла и имитировали штурм государственных зданий провокаторы, едва ли подлежит сомнению. Вопрос, на кого они работали. Если на самого Лукашенко, то удивляет несовместимость масштабов. Дело не только в утраченных трех миллиардах. Гораздо важней, что провисает западный фланг его долговременной политики. Москва отныне может хладнокровно взирать на геополитические страшилки: кто тебя, мил-человек, ждет в Европе после того, что ты учудил? Сужается пространство для политического маневра, а этого батька страх как не любит. Опять странно.

Ясно одно, что провокация была не в интересах условной Европы, потому что она однозначно отталкивает Белоруссию глубже на Восток.

Кто же тогда в выигрыше? Во-первых, конечно, Кремль. Он, на горьком опыте познавший суть белорусской политики, может вздохнуть с облегчением и перевести «нашего сукина сына» на менее обильный рацион. К тому же всякий раз сопровождая акт кормления жестко сформулированными условиями. Запоздалое и прохладное поздравление Медведева плюс неожиданно суровая «демократическая» критика российского МИДа подтверждают, что старший брат почувствовал себя уверенней и церемониться не намерен.

Во-вторых, в выигрыше (пока!) силовики, успешно подсадившие нацлидера на свой допинг. Без их поддержки, учитывая сомнительный статус нового президентства, ему не выжить.

В качестве одной из гипотез можно предположить, что батьку аккуратно развели труженики интернационального профсоюза чекистов, интерес которых заключается в укреплении корпоративных позиций на пространстве СНГ и в посадке самовластного правителя на укороченный поводок. Закреплением их победы стало бы нечто совсем уж чрезвычайное. Скажем, гибель Некляева. Или, на худой конец, максимальные сроки для кандидатов. Если кто-то из них сгинет в лукашенковской тюрьме, дорога тому на Запад закроется если не навсегда, то очень надолго. Сдуется и стратегия хитрого теленка, который взял привычку сосать двух маток.

Допустит ли Лукашенко такое? Однозначного ответа нет. С одной стороны, параноидальная мстительность, с другой – столь же параноидальный страх утратить самовластие и впасть в политическую зависимость от Москвы. Будь на его месте Сталин, он действовал бы по двум направлениям: сначала с помощью генералов стереть противников в порошок, а после этого провести показательные суды над генералами, проявившими преступное самоуправство и возжелавшими (под влиянием извне?!) сорвать белорусскую демократизацию. Это означало бы, что батька по-прежнему в форме, не позволяет захлопнуть форточку на Запад и сделать себя московским вассалом.

Возможно, странный арест командующего ВВС и ПВО Белоруссии Игоря Азаренка по подозрению в злоупотреблении властью – это начало чистки слишком много взявших на себя и ориентированных на СССР (т.е. на Москву) силовиков. Кроме того, должен же кто-то ответить перед Европой за электоральный мордобой. Понятно, это не может быть природно-народный демократ и настоящий либерал Лукашенко. В этом смысле органична и отставка прежнего правительства.

Если Лукашенко не сломлен, то в ближайшие месяцы на повестке будет ремонт западного фланга его политики, усиленные книксены в сторону Европы и США. И, соответственно, очередной всплеск остервенения в отношениях с Москвой, сопровождаемый кадровой чисткой. Если же победил лубянский профсоюз – все будет ровно наоборот.

Скоро увидим, чья возьмет в братском споре славян между собою. А пока – что-то многовато странного.

Возможно заинтересует: