Что будет с Россией, если талибы вторгнутся в Центральную Азию?

Предстоящий вывод войск НАТО из Афганистана создает возможность повторного захвата талибами власти в этой стране. Возникновение на южных рубежах России такого очага исламского фундаментализма будет означать угрозу новой войны, к которой Российская армия сегодня не готова.

Обстановка в Афганистане постоянно ухудшается. Причем администрация Барака Обамы не имеет ни военного, ни политического решения проблемы. Талибы чувствуют себя полными хозяевами положения, демонстративно отвергая попытки действующей власти втянуть их в переговорный процесс. Это показали и прошедшие только что в стране выборы.

Напомним, что 12 мая, во время визита Карзая в Вашингтон, президент США Барак Обама объявил окончательную дату вывода американских войск из Афганистана — осень 2011 года. Именно этим обстоятельством объясняются усилия афганских властей усадить талибов за стол переговоров. Бессмысленность этих усилий совершенно очевидна: «Талибан» ждет только вывода контингента ИСАФ, чтобы завершить захват власти в стране. Никто не строит иллюзий по поводу того, что режим Карзая сможет удержаться после ухода войск НАТО и самостоятельно справиться с талибами.

Весьма вероятно, что в перспективе ближайших пяти лет на южных рубежах России произойдет возникновение чрезвычайно опасного очага исламского фундаментализма. Следует отметить, что такая потенциальная угроза давно прогнозируется военными экспертами — как российскими, так и представителями государств-членов ОДКБ, находящихся в непосредственной близости от территории Афганистана. Известный казахский эксперт Жумабек Ахметов характеризует эту угрозу следующим образом: «Конфликтный потенциал военно-политической нестабильности в Афганистане несет угрозы, связанные с экспортом радикальных идей и поддержки исламской оппозиции ряда стран региона. Двадцатилетняя война в Афганистане явилась катализатором многих политических кризисов, но пагубнее всего ее воздействие сказалось в новых центрально-аиатских государствах… К числу новых угроз относится и высокий конфликтный потенциал собственно Центрально-Азиатского региона». Полностью совпадающую точку зрения высказывает эксперт Академии военных наук России Сергей Гаврилюк: «Основной причиной возникновения вооруженных конфликтов в Центрально-Азиатском регионе является возможность обострения внутриполитической ситуации в Афганистане, а также в приграничных районах Узбекистана и Таджикистана с последующим развязыванием военных действий на территории данных государств». Примечательно, что эксперты единодушны в своих мнениях о том, что такого рода конфликт обладает чрезвычайно опасным детонирующим свойством и заведомой неизбежностью значительного расширения театра военных действий.

Чем обусловлена вероятность развязывания талибами новой войны в Центральной Азии? Отчего именно южные рубежи России являются более предпочтительным направлением для экспансии, нежели территория Пакистана, Йемена либо иного ближневосточного государства с потенциально благоприятными для деятельности исламского фундаментализма условиями?

Существует целый ряд причин, которые говорят в пользу вторжения через Пяндж. Прежде всего, очевидная слабость российского военного присутствия в Центрально-Азиатском регионе.

В то время как пакистанская армия отмобилизована и более-менее успешно сдерживает натиск вооруженных формирований талибов, на севере находятся обширные неустойчивые территории, раздираемые внутриклановыми и религиозно-этническими противоречиями. Поскольку современная форма исламского фундаментализма, по существу, представляет собой идеологию перманентной революции, естественным становится стремление «Аль-Кайеды» и связанных с ней талибов создавать кризисы и провоцировать военные конфликты везде, где только возможно. С этой точки зрения ситуация в Центрально-Азиатском регионе представляется оптимальной. Здесь на протяжении двух десятилетий действуют радикальные исламские группировки и существует несколько «горячих точек». В последнее время, на фоне успешного противостояния «Талибана» силам ИСАФ, фиксируется активизация радикальных исламистов в Ферганской долине Узбекистана, на юге Кыргызстана и во многих районах Таджикистана. Более того, эти группировки способны собственными силами развязать военный конфликт, что создаст почву для последующего вторжения талибов с афганской территории. Достаточно вспомнить так называмые «Банкентские события» в Кыгрызстане в 1999-2000 гг., когда киргизской армии пришлось фактически вести полномасштабную войну против вторгшихся на территорию страны вооруженных формирований Исламского движения Узбекистана. При этом геополитическое положение самого Узбекистана таково, что он объективно может быть в любой момент вовлечен в какой-либо этнический или религиозный конфликт в Центрально-Азиатском регионе. Дополнительно накаляют обстановку существующие между государствами региона территориальные претензии, противоречия на почве борьбы за водные и прочие ресурсы, что создает благоприятные условия для провокаций со стороны исламских радикалов с целью обострения военно-политической обстановки.

Как известно, Збигнев Бжезинский относит Центральную Азию к «новым мировым Балканам».

Для взрыва здесь не хватает только нового сараевского выстрела…

Дестабилизация обстановки в Афганистане и связанная с ней активизация исламских радикалов в государствах Центрально-Азиатского региона неизбежно потребует от России выполнения обязательств в рамках ОДКБ как в составе коллективных сил оперативного реагирования, так и на двусторонней основе. Кроме того, всплеск исламского фундаментализма создаст прямую угрозу функционированию важных военных объектов ВС РФ на территории Таджикистана и Кыргызстана. Следует отметить, что в опасной близости от театра боевых действий окажется Приволжско-Уральский военный округ, в пределах которого находится значительное по численности мусульманское население. Все эти факторы предопределяют неизбежность военного вмешательства России в афганский конфликт. Целями применения Вооруженных Сил Российской Федерации в таком конфликте могут быть разгром и ликвидация иррегулярных вооруженных формирований и создание условий для политико-дипломатического урегулирования.

В приграничном военном конфликте, которому могут предшествовать пограничные инциденты, направленные на обострение обстановки и провоцирование военных действий — недопущение наращивания группировки талибов в районе конфликта и перерастание его в локальную войну; демонстрация военной силы и решимости отстаивать интересы государства (коалиции) с применением всех средств вооруженной борьбы; уничтожение исламских формирований, предпринявших вторжение на территорию дружественной страны — члена ОДКБ. При этом необходимо избегать переноса боевых действий наземных группировок на территорию Афганистана.

Исходя из опыта войны 1992-1995 гг. в Таджикистане, возможно определить наиболее вероятные направления вторжения талибов.

Очевидно, что в случае новой войны особое значение приобретет контроль за Горным Бадахшаном. Это — это естественная крепость, овладение которой позволит исламским фундаменталистам создать плацдарм на пересечении границ трех центральноазиатских государств, весьма удобный для развития наступательных операций в направлении Ферганской и Ошской долин, а также вглубь территории Таджикистана. Соответственно, к числу самых угрожающих направлений следует отнести Хорогское, Калай-Хумбское, Пянждское, где имеются необходимые для военных действий условия: наличие подъездных путей, возможность скрытного выдвижения и развертывания исламских вооруженных формирований в боевые порядки.

Следует отметить, что вторжение талибов с территории Афганистана, при осуществлении его силами достаточно крупной по численности группировки, позволит осуществить глубокий прорыв ввиду слабости тех российских войск и подразделений Таджикской народной армии, которые окажутся на острие такого удара. Некогда мощная 201-я мотострелковая дивизия сегодня представляет собой «201-ю военную базу». Конечно, в настоящее время в соответствии с международными договорами Россия имеет в Центрально-Азиатском регионе авиационные базы. Однако эти базы располагаются в географически обособленных районах, в абсолютном отрыве от подразделений наземных войск. Находящиеся на этих базах авиационные подразделения в силу своей малочисленности способны решать только ограниченный круг задач. Само по себе выполнение даже ограниченных задач сопряжено со значительными трудностями, обусловленными особенностями театра военных действий. Опыт войны в Таджикистане показывает, что авиационным подразделениям предстоит решать «внезапно возникающие» тактические задачи, исходящие из стремительно меняющейся обстановки, мобильности сил противника и высокой подвижности целей воздушной атаки. По расчетам экспертов АВН РФ, успешное выполнение авиацией боевых задач может быть достигнуто в случае, когда выявленные цели будут поражены не позднее, чем через 30-50 минут после их обнаружения, а в некоторых случаях — не более 15 минут. Все это требует качественного повышения уровня боевой подготовки летного состава.

Кроме того, необходимо перевооружение авиационных частей, прежде всего — вертолетных, новейшей боевой техникой, поскольку нынешний основной боевой вертолет Ми-24 является устаревшим, крайне уязвимым для современных средств ПВО.

Возрастающая угроза со стороны Афганистана требует принятия своевременных мер по подготовке к будущей войне. Главными в числе таких мер являются завершение процесса формирования Коллективных сил оперативного реагирования ОДКБ, усиление и расширение российского военного присутствия в Центрально-Азиатском регионе, оснащение наших войск и войск наших союзников новейшей боевой техникой. Следует также рассмотреть возможность создания укрепленных районов на направлениях наиболее вероятного вторжения боевиков. Отдельную тему представляет собой воссоздание северного буфера, перекрывающего талибам доступ к таджикской границе.

Сегодня в Афганистане существуют политические партии и движения, сформировавшиеся на базе бывшего Северного альянса. Они находятся в оппозиции к правительству Хамида Карзая, но при этом отнюдь не сочувствуют талибам. Если российскому руководству в течение ближайших пяти лет удастся привлечь на свою сторону эти оппозиционные силы, то создастся возможность перекрыть перевал Саланг, разделяющий северные провинции Афганистана с центром и югом страны. Заниматься такой подготовкой необходимо уже сегодня. В противном случае будет поздно.

Возможно заинтересует: