«Аудиенция у Папы не была для Путина такой уж приятной»

В статье Йорга Бремера «Визит друга», опубликованной на сайте газеты Frankfurter Allgemeine, говорится о том, что итальянский солнечный день мог показать президенту России Владимиру Путину, что он не настолько изолирован. Через несколько дней после саммита G-7 в Эльмау, из которого он был исключен, в среду Путин посетил Всемирную выставку в Милане вместе с премьер-министром Италии Маттео Ренци, а затем вечером — Ватикан, сразу после визита вежливости к президенту Серхио Маттарелла. Впервые с начала войны в Украине Папа Франциск встретился с московским президентом. Западный мир очень внимательно следил за визитом Путина, поскольку правительство Италии поддерживает «тесные и привилегированные отношения» с Россией, а Папа «не станет закрывать ни перед кем двери» и будет говорить даже с террористами «Исламского государства (ИГ)», как он заявил по возвращении из Страсбурга осенью – и Путин не исключение.

Всего за несколько дней до его поездки в Италию президент России снова подтвердил тесную связь с Италией. В интервью газете «Corriere della Sera» речь шла не только о 400 итальянских компаниях в России; а также о товарообмене, который достиг $ 49 млрд в последние годы; о зависимости Италии от России, с помощью которой она покрывает 15 процентов своей потребности в нефти и 30 процентов – в природном газе. Путин вспоминал времена дружбы с бывшим премьер-министром Италии Сильвио Берлускони, «потому что мы в первую очередь люди, и доверие между людьми на работе, в отношениях между государствами, — это очень важный фактор».

Возможно, Путин хотел снова пообедать со своим другом в среду вечером; но в Италии, у власти новое поколение, и молодой премьер-министр Маттео Ренци уже во время приема на выставке в Милане указал своему гостю на то, «что международная обстановка в настоящее время очень сложная, и у нас различное мнение по многим вопросам».

Затем на пресс-конференции Ренци даже говорил о «существенных различиях в оценке конфликта в Украине». Это заявление показывает, что Ренци не только сохраняет уже существующие санкции против Москвы, но он также поддержит их ужесточение, как пригрозил россиянам президент США Барак Обама на саммите в Эльмау. На самом деле, правительство Италии, кажется, пытается лавировать. Министр иностранных дел в правительстве Ренци Паоло Джентилони на прошлой неделе во время своего визита в Москву заявил, что санкции фактически провалились, и выступил за их модификацию: «Я уверен, что в рамках конструктивного сотрудничества с Россией, будут достигнуты необходимые изменения в вопросе санкций», сказал он ИА ТАСС. МИД в Риме заявил, что Италия хочет использовать свои хорошие отношения с Москвой только для того, чтобы не позволить диалогу прекратиться. Если будут попытки создать «раскол» между ЕС и Италией, то это ни к чему не приведет. За общность выбранного пути ручается бывший министр иностранных дел Италии Федерика Могерини, которая в качестве верховного представителя ЕС по вопросам внешней политики «никак не может допустить двойных стандартов».

Ни одного итальянца в «черном списке»

Но эти слова не могут успокоить некоторых итальянских критиков в ЕС и в Вашингтоне, где все настаивают на общей жесткой линии в отношении Москвы. Не забывают также того, что в начале марта Ренци был первым главой правительства страны ЕС, который, после аннексии Крыма Россией и вскоре после убийства оппозиционного политика Бориса Немцова, приехал в Москву, чтобы говорить об углублении экономического сотрудничества. Тогда Ренци пригласил Путина на День России на всемирной выставке.

Особенно тревожит также то обстоятельство, что в «черном списке» тех людей, которым больше не разрешено приезжать в Россию, нет имен итальянцев. Но в Риме это отрицают: депутат Европарламента Анна-Мария Корацца — римлянка, говорится в заявлении. В действительности, г-жа Корацца вышла замуж за шведского политика Карла Бильдта и теперь заседает в парламенте, как представитель Швеции.

Но никто не может отрицать, что в Италии Путин пользуется определенной симпатией. Не только в лагере Сильвио Берлускони спортивный вояка в Москве считается хорошим другом; правые популисты из «Лиги Севера» с удовольствием провоцируют своей симпатией к президенту России. Так, в среду глава Лиги, евродепутат Маттео Сальвини, специально носил футболку с изображением Путина в качестве военного командира. Он сделала это «для идиотов, которые разыгрывают войну против России», сказал он.

Франциск предупреждает о двойной морали

В Ватикане тоже симпатизируют Путину. Там консервативные священнослужители оправдывают его тем, что в области семьи и гендерной политики, он защищает старый добрый мир, в котором, предположительно, есть только счастливые отцы, матери и дети. Разумеется, Папа Франциск к таковым не принадлежит. За несколько дней до аудиенции Путина, в Ватикане заявили, что президент России предпочел бы быть принятым по времени ближе к саммиту в Эльмау. Необходимо знать, что, согласно традиции, каждый глава государства и правительства имеет право быть принятым Папой Римским. Затем Папа смотрит в календарь и назначает время встречи. В этом случае, у Папы не было времени не только, чтобы назначить эту встречу на более раннюю дату. В Ватикане заявили, что Франциск хотел наладить отношения и совершенно не был заинтересован в предоставлении Путину возможности уклониться от саммита в Эльмау.

При этом, сам Папа известен вызовами другим: перед саммитом G20 в сентябре 2013 года в Санкт-Петербурге он специально писал письмо Путину, в котором призвал его, среди прочего, предостеречь Обаму от нападения на Сирию. В воскресенье, в то время, как участники саммита говорили в Эльмау о мире, Франциск на обратном пути из Сараево в Рим предостерегал от двойной морали: «Тот, кто говорит о мире, но содействует войне продажей оружия, поступает лицемерно».

Перед встречей Путина в среду не было признаков провокации, все указывало на дипломатическую рутину. На второй встрече Франциска и Путина (первая состоялась в ноябре 2013 года), речь шла и о защите христиан на Ближнем Востоке, заявлял Ватикан; упоминали также инициативу Святого Престола, России и Ливана в марте. Тогда в Совете ООН по правам человека эти три страны выступили с совместным заявлением в поддержку прав христиан и других общин, прежде всего на Ближнем Востоке.

Надежда на историческую встречу

Необычно осторожно Папа продвигается в вопросе конфликта в Украине. Его католические епископы даже обвиняли Франциска в пророссийской позиции: в феврале в своем призыве к окончанию насилия, он говорил о «братоубийстве» и, таким образом, перенял язык российской пропаганды. Архиепископ греко-католической церкви в Киеве, Святослав Шевчук, попросил Франциска не использовать это понятие, и на встрече с Путиным быть «голосом украинского народа».

В среду вечером глава католической церкви заявил, что необходимо принять меры для исправления плохой гуманитарной ситуации в Украине. По словам пресс-секретаря Ватикана Федерико Ломбарди, аргентинцы просили, чтобы в Украине «все стороны объединились, чтобы реализовать минские договоренности». Он подарил Путину медаль с ангелом мира и, по сообщениям Ватикана, пригласил присоединиться к «созданию мира солидарности и согласия».

Дилемма: с одной стороны, Папа хочет успокоить войну в Украине, с другой стороны – наладить контакт с приближенной к Путину Русской Православной Церковью. Патриарх Московский Кирилл видит Папу в качестве союзника в борьбе против деградации ценностей, и Франциск хотел бы, наконец, встретиться с Патриархом. Но до сих пор, из-за спора по поводу первенства Папы и распространения католической церкви в православной России, дело еще никогда не доходило до этой исторической встречи.

В конце своего визита Путин казался довольным: «Мы хорошо поработали с главой правительства, и встреча с Папой Римским также была удачной». Отношения между Италией и Россией считаются менее напряженными, чем между Путиным и другими странами ЕС и США. Тем не менее, торговля между странами в 2014 году сократилась на 10 процентов, а в первом квартале 2015 года – на 25 процентов, сказал Путин. Россия будет искать также других партнеров, но необязательно обрывать выгодные контакты. «Рано или поздно, будут сняты ограничения, с которыми мы имеем дело сегодня».