Арсенальная философия. В чем риск разоружения?

Одна из самых громких тем последнего времени — взрывы на арсеналах минобороны. 2 июля — новое ЧП на складах в Удмуртии. Обошлось без жертв. Совсем недавно опасный фейерверк в той же Удмуртии и Башкирии наблюдала вся страна. В минувший четверг прошла специальная коллегия Минобороны, на которой Анатолий Сердюков потребовал «кардинально изменить подходы к обеспечению безопасности». Уничтожать старые боеприпасы все равно нужно. Это Советский Союз готовился воевать по периметру всех своих границ. И вот теперь только до конца этого года предстоит утилизировать миллион 700 тысяч тонн боеприпасов. А сколько еще?!

73-й арсенал хранит боеприпасы для ракетчиков-артиллеристов. Настоящая пороховая бочка на нескольких сотнях гектаров леса. Понятно, что даже маленькой искры здесь теперь боятся как огня. По периметру камеры слежения, вокруг каждого ангара — земляной вал, чтоб случае чего погасить взрывную волну.

Реактивные снаряды 100- и 122-миллиметровые, системы «Игла», ракеты «Град». Но постройки времен 60-х на вид крепкие и вроде, должны выдержать любое ЧП.

Этот арсенал — один из самых крупных складов боеприпасов. В системе российского Министерства обороны он считается образцовым. Точно таким называли и печально известный 102-й арсенал в удмуртском поселке Пугачево.

2 июня около 17-го хранилища арсенала №102 начинается пожар. Огонь тушат, но делать это среди ракет, снарядов и выстрелов гранатометов можно только 20 минут — пока не прогорели деревянные ящики. Дальше начинают детонировать снаряды.

Местных жителей эвакуировали за 10 километров, осколками убило солдата-срочника Тимура Миниахметова. 2 дня гремит канонада, над Пугачево летают снаряды. Только 4-го, когда взорвалось все, что могло, людям разрешают вернуться. Тогда они понимают, что «родились в рубашке».

До сих пор домам залечивают «осколочные раны» — вставляют окна и двери. Внутри самого арсенала — мертвая зона. Из более сотни хранилищ уцелели лишь 12.

Первые кадры с территории периметра после большого взрыва. «В окончательно снаряженном виде мы боеприпасы обозначаем для последующего уничтожения на месте. Будем их на месте уничтожать», — рассказывает командир группы разминирования Андрей Касаткин.

Аккуратно они грузят снаряд за снарядом, все валы усеяны гильзами. Внутрь технической зоны арсенала входить запрещено — там настоящее минное поле.

Как минимум, год, а, может, и два на арсенале в Пугачево еще будут работать саперы — разминирование, подрывы. Ни о каких восстановительных работах на этой территории речи пока не идет. Разлет осколков, по предварительным подсчетам, составил полтора километра, это значит, и соседний с арсеналом лес опасен для жизни. Никаких грибов и ягод в этом году местным жителям там точно не собирать.

Отчаянные грибники все равно идут в лес, но находят не грибы, а части реактивных снарядов, свалившихся с неба.

Пока бригада саперов по несколько раз в день ездит по таким вызовам, следствие разбирается — как это ЧП вообще случилось. Версия теракта сразу отпала. Осталась вторая – говорят, кто-то закурил.

102-й арсенал восстановлен не будет, а командиров, допустивших этот пожар, скорее всего, уволят. За взрывом в Удмуртии начались проверки на всех ста с лишним российских арсеналов и хранилищ. Хранят они, как правило, миллионы стандартных зеленых ящиков. «Вести недели» посмотрели, что в одном из них. Оказалось, в ящиках хранится противотанковая управляемая ракета образца 78-го года, по прямому назначению.

Это наследие гонки вооружений и наследство Советской армии. На уничтожение грузят реактивные снаряды. Судя по маркировке, 50-х годов выпуска. Думая о мире Советский союз копил боеприпасы, и сегодня у военных хранится 2,5 миллиона тонн смертельного антиквариата.

«Ряд вооружений, военной техники снято с обеспечения комплектования войск, — сообщает заместитель министра обороны России Дмитрий Булгаков. — Естественно, таких систем нет. Есть боеприпасы, которые хранятся со времен Великой Отечественной войны и входят в систему вооружения, которая была тогда. В том числе и легендарные наши «Катюши» тоже имеют еще запас этих реактивных снарядов».

Их вывозят на военные полигоны и уничтожают. Старые снаряды, мины и бомбы можно только взорвать. Уложить можно не более 120 тонн в тротиловом эквиваленте в одну яму.

«Подрывается взрывчатым веществом — тратил — либо пластичным взрывчатым веществом», — рассказывает командир группы взрывных работ Юрий Удалов.

Несколько минут до подрыва. Боец обкладывает головную часть снаряда тротилом, сапер проверяет проводку. С расстояния два километра из бункера, куда уже отвели солдат, дается команда на подрыв.

Свои запасы Минобороны уничтожает на 65 полигонах по всей стране. Что-то можно разобрать, делают это в цехах, где раньше те же снаряды собирали.

Арсеналы забиты старыми боеприпасами под завязку. Там, где ракеты не лежат под открытым небом, они хранятся в строенных еще пленными немцами бараках. Рядом военные возводят новые бетонные почти зарытые в землю хранилища. Здесь опасный груз будет ждать утилизации.

Автоматическая система пожаротушения необходима давно, если пожары и взрывы на складах за последние два десятка лет случались почти 30 раз. В соседних с арсеналами поселках хоть и живут, как на пороховой бочке, а все активнее застраивают, так называемую «зону отчуждения» и привозят детей на каникулы.

Санкт-Петербург, Ярославль, Ульяновск — взрывы стали поводом, чтоб военные вывели 31 арсенал из крупных российских городов. Большая часть из них, заявляют в Министерстве обороны, будет расформирована.

«В 2010 году мы 4 этих арсенала вывезли и расформировали, — подтверждает заместитель министра обороны РФ Дмитрий Булгаков. — На сегодняшний день 10 арсеналов вывезены и уже встали на путь расформирования. В семи арсеналах мы заканчиваем вывозить. Практически в этом году мы вывезем и расформируем еще 18 арсеналов. Следовательно, получится у нас 22 арсенала. Остается 7 арсеналов, которые будут завершены в следующем году.

Число арсеналов и баз хранения военные собираются сократить в 3 раза. А до этого еще несколько лет будут звучать взрывы, и саперы будут уничтожать опасное наследие «холодной войны».