Араб и враг арабских стран: все против Каддафи

На протяжении 42 лет Каддафи ссорился со всеми, от Арафата до короля Хусейна, и даже с саудовцами, пишет Альберто Стабиле в статье, опубликованной в газете La Repubblica.

«Никаких проявлений формальной солидарности, ни слова в поддержку со стороны других раисов, президентов, монархов и султанов, наблюдающих за неизбежным падением полковника», — пишет издание.

«Более того, уже идет подсчет голосов тех, кто высказывается за создание зоны, запрещенной для полетов в Ливии, что равносильно целевому военному вторжению. И речь идет о мнении таких людей, как генеральный секретарь ОИК турок Экмелетдин Ихсаноглу, генеральный секретарь ЛАГ египтянин Амр Мусса. Возникает вопрос: почему Муаммар Каддафи «встал поперек горла» своим арабским и мусульманским «братьям»? «Ненависть арабов в отношении Каддафи — это давняя история», — говорит Саад Киван, журналист и директор Фонда «Samir Kassir» в Бейруте. Уже через год после прихода к власти в 1969 году состоялся дебют Каддафи в политическом салоне на Ближнем Востоке, в Лиге арабских государств, сессия которой прошла в Каире. И Каддафи сразу же показал себя. Поводом для созыва сессии стал трагический для палестинцев «Черный сентябрь». Король Иордании изложил свои мотивы противостояния боевикам Ясира Арафата и обвинил палестинского лидера в том, что он сам вынудил его применить железный кулак. Каддафи, которому в то время не исполнилось и 30 лет, взял слово и заявил: «Среди нас есть сумасшедший, который хочет убить свой народ. Необходимо послать кого-то, чтобы схватить его и посадить в дурдом». Вмешался король Саудовской Аравии Фахд, чтобы призвать молодого Каддафи держаться в рамках приличия», — пишет автор статьи.

«С тех пор проявляется разница в характере, стиле, видении происходящего, которые противопоставляют Каддафи арабским лидерам, прежде всего лидерам стран Персидского залива. Каддафи не нуждался в нефти Саудовской Аравии, поскольку у Ливии столько нефти и газа, что она может соперничать с кем угодно. В политическом плане он пользовался поддержкой Насера и сам себя считал Че Геварой Северной Африки», — приводит издание мнение Кивана.